nice-mama.ru - сайт для всей семьи

Платонов «Никита»

рассказ Никита ПлатоноваРассказ о добром впечатлительном мальчике, который боялся оставаться один дома и о том, как переменилось с приходом отца с фронта. Читать полный текст, краткое содержание и анализ

Анализ произведения

Платонов Андрей Платонович написал рассказ «Никита» в 1945 году. В нем повествуется о маленьком мальчике с добрым сердцем и богатой фантазией.

Тема рассказа «Никита» Платонова

Хотя большая часть рассказа посвящена описанию детских страхов, тем не менее, главная тема рассказа — это тема труда. Платонов показывает как через труд Никита преодолевает страх перед окружающим миром и учится преобразовывать его. » Давай все трудом работать, и все живые будут» — говорит он.

Главная мысль рассказа «Никита»

Человек – творец окружающего его мира и только от него зависит, каким этот мир будет – добрым или злым.

Вывод из рассказа «Никита»

1. Для человека очень важна семья. Родители для ребенка это его опора в жизни.
2.Самое страшное для человека – одиночество.
3.Никита – победил свои страхи, потому что семья воссоединилась, а значит, у него есть защита, есть вера в светлое будущее.
4. Ребенок много фантазирует, потому что он многого еще не знает в этой жизни. А все неизведанное является странным, загадочным и даже страшным.
6. Труд помогает преодолеть страхи, помогает человеку быть лучше.
7. Прочно только то, что достается человеку трудом.

Пословицы, подходящие по смыслу к рассказу «Никита»

У страха глаза велики.
Тот ничего не боится, кто честно трудится.

Герои рассказа «Никита» Платонова

Никита — мальчик пяти лет.
Отец — солдат, возвратившийся с войны.
Мать — колхозница, работает в поле.

Характеристика Никиты из рассказа Платонова

Никита — мальчик пяти лет, спокойный и не по годам самостоятельный: мама не опасаясь, что он что-то натворит, оставляет его одного на целый день дома. Мальчик трудолюбивый и хозяйственный: мама поручает ему собрать яички у кур и прогнать чужого петуха. Но он всего лишь маленький мальчик и ему страшно одному. Он большой фантазер, у него дедушка живет на солнце, пень-голова, бабушка-баня, а в колодце живут маленькие люди. Никита любознательный — ему интересно, что внутри цветка. И хотя Никита очень пугается своих собственных выдумок, его нельзя назвать трусом. Он смелый мальчик потому, что каждый день остается один несмотря на свои придуманные страхи. Он трудолюбивый, с охотой начинает помогать отцу выравнивать гвозди. Рассудительный и умный. Когда отец объяснил ему, почему выдуманные существа были злыми, а сделанный его руками гвоздь-человечек добрым, мальчик сделал правильный вывод. Он сказал — «Давай все трудом работать».

Платонов «Никита» — план рассказа

1. Мама уходит на работу.
а. наказ следить за хозяйством
б. Никита говорит о своем страхе
в. Мама успокаивает

2. Никита один.
а. ожившие страхи (водяные люди в колодце; змеи; Пень-голова; баня- бабушка; чухой петух, похожий на утонувшего пастуха; плетень со злыми лицами)
б. Никита бежит к маме

3. Возвращение отца.
а. Встреча Никиты с отцом. Страхи уходят.
б. Разговор Никиты с отцом.
в. Работа с отцом.

 

Платонов «Никита» — краткое содержание

Каждый день мама Никиты уходит в поле на работу, а пятилетний Никита остается в доме хозяином. Они живут вдвоем: отец на форонте и маленький Никита его совсем не помнит.

Уходя, мама оставляет Никите задание на день: пособирать у кур яйца, покушать, прогнать соседского петуха. Оставшись один дома, мальчик фантазирует. В сарае в бочке, ему кажется, живет маленький бородатый человек, на солнце – умерший дедушка. В заброшенном колодце обитают водяные люди, пень на огороде, а баня – это бабушка. Мальчик окончательно пугается. Все ему кажутся людьми, притом злыми. И колья из ограды, и петух, и пень.

Мальчик побежал к матери на поле, устал. Присел отдохнуть и незаметно заснул. Проснулся он вечером и пошел домой. Там он увидел мать и незнакомого мужчину. это его отец вернулся с фронта. «Теперь уже буду век с вами вековать» — говорит отец.

Наутро отец начинает заниматься хозяйством. А Никита выйдя во двр сообщает всем: и лопухам, и сараю, и кольям в плетне, и пню-голове в огороде, и бане, что теперь с ними будет жить отец. Те не ответили. Значит забоялись отца-солдата.

Тут его позвал отец. Взяв сына за руку он пошел с ним по двору, разбираясь что нужно сделать в первую очередь. Никите больше ничто не казалось живым и злобным. Когда отец расколол на дрова сухой пень, мальчик сказал ему, что пень был живой разговаривал до приезда отца. Конечно, отец догадывается о страхах мальчика и объясняет ему, что просто сам Никита хочет их сделать живыми по своей доброте.

Днем отец дал ему выправлять гвозди и Никите первый выправленный гвоздь опять показался маленьким человечком. Но добрым. Он спросил у отца, почему пень и все остальные были злыми, а гвоздь — добрым. И отец ответил, потому что ты тех выдумал, поэтому они были непрочные и злые. А этого гвоздя-человечка ты сам трудом сработал, вот он и добрый. «Давай все трудом работать, и все живые будут», — подумав сказал Никита. И отец согласился.

Рассказ «Никита» — краткое содержание для читательского дневника

У пятилетнего Никиты отец на фронте. Мама каждый день уходит на работу Никита остается один. Ему страшновато и повсюду чудятся живые существа. В страхе он бежит к маме в поле. Устав, засыпает на пол-дороги и вечером возвращается домой. Там — мама и вернувшийся с войны отец. На следующий день Никита помогает отцу и выправляет гвоздь. Он тоже кажется ему человечком, но добрым. Отец объясняет, что тех вчерашних нету, они выдуманные. Потому и злые. А гвоздь-человечек сделан своим трудом, поэтому добрый.

Отзыв на рассказ «Никита»

Мне понравился рассказ, хоть я и не люблю всякие страшилки в виде говорящих пней и тому подобные вещи. Но я рад за Никиту, у которого отец вернулся с фронта. Теперь его страхи ушли, потому что рядом есть большой и сильный отец. Отец мне тоже понравился: он научит Никиту оставаться трудолюбивым и добрым. И ничего не бояться.

 

Платонов «Никита» — читать текст полностью

Часть 1. Мама уходит на работу.

Рано утром мать уходила со двора в поле на работу. А отца в семействе не было; отец давно ушел на главную работу — на войну, и не вернулся оттуда. Каждый день мать ожидала, что отец вернется, а его все не было и нет.

В избе и на всем дворе оставался хозяином один Никита, пяти лет от роду. Уходя, мать ему наказывала, чтобы Никита не сжег двора, чтобы он собрал яйца от кур, которые они снесли по закутам и под плетнями, чтобы чужой петух не приходил во двор и не бил своего петуха и чтобы он ел в обед молоко с хлебом на столе, а к вечеру мать вернется и тогда покормит его горячим ужином.

— Не балуй, Никитушка, отца у тебя нету, — говорила мать. — Ты умный теперь, а тут все добро наше — в избе и во дворе.

— Я умный, тут добро наше, а отца нету, — говорил Никита. — А ты приходи поскорее, мама, а то я боюсь.

— Чего ты боишься-то? На небе солнце светит, кругом в полях людно, ты не бойся, ты живи смирно один…

— Да, а солнце ведь далече, — отвечал Никита, — и его облако закроет.

Часть 2. Никита один.

Оставшись один, Никита обошел всю тихую избу — горницу, затем другую комнату, где стояла русская печь, и вышел в сени. В сенях жужжали большие толстые мухи, паук дремал в углу посреди паутины, воробей пришел пеший через порог и искал себе зернышко в жилой земле избы.

Всех их знал Никита: и воробьев, и пауков, и мух, и кур во дворе; они ему уже надоели, и от них ему было скучно. Он хотел теперь узнать то, чего он не знал. Поэтому Никита пошел далее во двор и пришел в сарай, где стояла в темноте пустая бочка. В ней, наверно, кто-нибудь жил, какой-нибудь маленький человек; днем он спал, а ночью выходил наружу и ел хлеб, пил воду и думал что-нибудь, а наутро опять прятался в бочку и спал.

— Я тебя знаю, ты там живешь, — приподнявшись на ногах, сказал Никита сверху в темную гулкую бочку, а потом вдобавок постучал по ней кулаком. — Вставай, не спи, лодырь! Чего зимой есть будешь? Иди просо полоть, тебе трудодень дадут!

Никита прислушался. В бочке было тихо. «Помер он, что ль?» — подумал Никита. Но в бочке скрипнула ее деревянная снасть, и Никита отошел от греха. Он понял, что, значит, тамошний житель повернулся на бок либо хотел встать и погнаться за Никитой.

Но какой он был — тот, кто жил в бочке? Никита сразу представил его в уме. Это был маленький, а живой человек. Борода у него была длинная, она доставала до земли, когда он ходил ночью, и он нечаянно сметал ею сор и солому, отчего в сарае оставались чистые стежки.

У матери недавно пропали ножницы. Это он, должно быть, взял ножницы, чтобы обрезать себе бороду.

— Отдай ножницы! — тихо попросил Никита. — Отец придет с войны — все одно отымет, он тебя не боится. Отдай!

Бочка молчала. В лесу, далеко за деревней, кто-то ухнул, и в бочке тоже ответил ему черным страшным голосом маленький житель:

— Я тут!

Никита выбежал из сарая во двор. На небе светило доброе солнце, облака не застили его сейчас, и Никита в испуге поглядел на солнце, чтобы оно защитило его.

— Там житель в бочке живет! — сказал Никита, смотря на небо.

Доброе солнце по-прежнему светило на небе и глядело на него в ответ теплым лицом. Никита увидел, что солнце было похоже на умершего дедушку, который всегда был ласков к нему и улыбался, когда был живой и смотрел на него. Никита подумал, что дедушка стал теперь жить на солнце.

— Дедушка, ты где, ты там живешь? — спросил Никита. — Живи там, а я тут буду, я с мамой.

За огородом, в зарослях лопухов и крапивы, находился колодец. Из него уже давно не брали воду, потому что в колхозе вырыли другой колодец с хорошей водой.

В глубине того глухого колодца, в его подземной тьме, была видна светлая вода с чистым небом и облаками, идущими под солнцем. Никита наклонился через сруб колодца и спросил:

— Вы чего там?

Он думал, что там живут на дне маленькие водяные люди. Он знал, какие они были, он их видел во сне и, проснувшись, хотел их поймать, но они убежали от него по траве в колодец, в свой дом. Ростом они были с воробья, но толстые, безволосые, мокрые и вредные; они, должно быть, хотели у Никиты выпить глаза, когда он спал.

— Я вам дам! — сказал в колодец Никита. — Вы зачем тут живете?

Вода в колодце вдруг замутилась, и оттуда кто-то чавкнул пастью. Никита открыл рот, чтобы вскрикнуть, но голос его вслух не прозвучал, он занемел от страха; у него только дрогнуло и приостановилось сердце.

«Здесь еще великан живет и его дети!» — понял Никита.

— Дедушка! — поглядев на солнце, крикнул он вслух. — Дедушка, ты там? — И Никита побежал назад к дому.

У сарая он опомнился. Под плетневую стену сарая уходили две земляные норы. Там тоже жили тайные жители. А кто они такие были? — Может быть, змеи! — Они выползут ночью, приползут в избу и ужалят мать во сне, и мать умрет.

Никита побежал скорее домой, взял там два куска хлеба со стола и принес их. Он положил у каждой норы хлеб и сказал змеям:

— Змеи, ешьте хлеб, а к нам ночью не ходите.

Никита оглянулся. На огороде стоял старый пень. Посмотрев на него, Никита увидел, что это голова человека. У пня были глаза, нос и рот, и пень молча улыбался Никите.

— Ты тоже тут живешь? — спросил мальчик. — Вылезай к нам в деревню, будешь землю пахать.

Пень крякнул в ответ, и лицо его стало сердитое.

— Не вылезай, не надо, живи лучше там! — сказал Никита, испугавшись.

Во всей деревне было тихо сейчас, никого не слыхать. Мать в поле далеко, до нее добежать не успеешь. Никита ушел от сердитого пня в сени избы. Там было не страшно, там мать недавно дома была. В избе стало теперь жарко. Никита хотел испить молока, что оставила ему мать, но, посмотрев на стол, он заметил, что стол — это тоже человек, только на четырех ногах, а рук у него нету.

Никита вышел в сени на крыльцо. Вдалеке за огородом и колодцем стояла старая баня. Она топилась по-черному, и мать говорила, что в ней дедушка любил купаться, когда еще живым был.

Банька была старая и омшелая вся, скучная избушка.

«Это бабушка наша, она не померла, она избушкой стала! — в страхе подумал Никита о дедушкиной бане. — Ишь, живет себе, вон у ней голова есть — это не труба, а голова — и рот щербатый в голове. Она нарочно баня, а по правде тоже человек! Я вижу!»

Чужой петух вошел во двор с улицы. Он был похож по лицу на знакомого худого пастуха с бородкой, который по весне утонул в реке, когда хотел переплыть ее в половодье, чтобы идти гулять на свадьбу в чужую деревню.

Никита порешил, что пастух не захотел быть мертвым и стал петухом; значит, петух этот — тоже человек, только тайный. Везде есть люди, только кажутся они не людьми.

Никита наклонился к желтому цветку. Кто он был? Вглядевшись в цветок, Никита увидел, как постепенно в круглом его личике являлось человеческое выражение, и вот уже стали видны маленькие глаза, нос и открытый влажный рот, пахнущий живым дыханием.

— А я думал, ты правда — цвет! — сказал Никита. — А дай я посмотрю — что у тебя внутри, есть у тебя кишки?

Никита сломал стебель — тело цветка — и увидел в нем молоко.

— Ты маленький ребенок был, ты мать свою сосал! — удивился Никита.

Он пошел к старой бане.

— Бабушка! — тихо сказал ей Никита.

Но щербатое лицо бабушки гневно ощерилось на него, как на чужого.

«Ты не бабушка, ты другая!» — подумал Никита.

Колья из плетня смотрели на Никиту, как лица многих неизвестных людей. И каждое лицо было незнакомое и не любило его: одно сердито ухмылялось, другое злобно думало что-то о Никите, а третий кол опирался иссохшими руками-ветвями о плетень и собирался вовсе вылезти из плетня, чтобы погнаться за Никитой.

— Вы зачем тут живете? — сказал Никита. — Это наш двор!

Но незнакомые, злобные лица людей отовсюду неподвижно и зорко смотрели на Никиту. Он глянул на лопухи — они должны быть добрыми. Однако и лопухи сейчас угрюмо покачивали большими головами и не любили его.

Никита лег на землю и прильнул к ней лицом. Внутри земли гудели голоса, там, должно быть, жили в тесной тьме многие люди, и слышно было, как они корябаются руками, чтобы вылезти оттуда на свет солнца. Никита поднялся в страхе, что везде кто-то живет и отовсюду глядят на него чужие глаза, а кто не видит его, тот хочет выйти к нему из-под земли, из норы, из черной застрехи сарая. Он обернулся к избе. Изба смотрела на него, как прохожая старая тетка из дальней деревни, и шептала ему: «У-у, непутевые, нарожали вас на свет — хлеб пшеничный даром жевать».

— Мама, иди домой! — попросил Никита далекую мать. — Пускай тебе половину трудодня запишут. К нам во двор чужие пришли и живут. Прогони их!

Мать не услышала сына. Никита пошел за сарай, он хотел поглядеть, не вылезает ли пень-голова из земли; у пня рот большой, он всю капусту на огороде поест, из чего тогда мать будет щи варить зимой?

Никита издали робко посмотрел на пень в огороде. Сумрачное, нелюдимое лицо, обросшее морщинистой корой, неморгающими глазами глянуло на Никиту.

И далеко кто-то, из леса за деревней, громко крикнул:

— Максим, ты где?

— В земле! — глухо отозвался пень-голова.

Никита обернулся, чтобы бежать к матери в поле, но упал. Он занемог от страха; ноги его стали теперь, как чужие люди, и не слушались его. Тогда он пополз на животе, словно был еще маленький и не мог ходить.

— Дедушка! — прошептал Никита и посмотрел на доброе солнце на небе.

Облако зазастило свет, и солнца теперь не было видно.

— Дедушка, иди опять к нам жить!

Дедушка-солнце показался из-за облака, будто дед сразу отвел от своего лица темную тень, чтобы видеть своего ослабевшего внука, ползшего по земле. Дед теперь смотрел на него; Никита подумал, что дед видит его, поднялся на ноги и побежал к матери.

Он бежал долго. Он пробежал по пыльной пустой дороге всю деревенскую улицу, потом уморился и сел в тени овина на околице.

Никита сел ненадолго. Но он нечаянно опустил голову к земле, уснул и очнулся лишь навечер. Новый пастух гнал колхозное стадо. Никита пошел было далее, в поле к матери, однако пастух сказал ему, что уже время позднее и мать Никиты давно ушла с поля ко двору.

3. Возвращение отца.

Дома Никита увидел мать. Она сидела за столом и смотрела, не отводя глаз, на старого солдата, который ел хлеб и пил молоко.

Солдат поглядел на Никиту, потом поднялся с лавки и взял его к себе на руки. От солдата пахло теплом, чем-то добрым и смирным, хлебом и землей. Никита оробел и молчал.

— Здравствуй, Никита, — сказал солдат. — Ты уж давно позабыл меня, ты грудной еще был, когда я поцеловал тебя и ушел на войну. А я-то помню тебя, умирал и помнил.

— Это твой отец домой пришел, Никитушка, — сказала мать и утерла передником слезы с лица.

Никита осмотрел отца — лицо его, руки, медаль на груди — и потрогал ясные пуговицы на его рубашке.

— А ты опять не уйдешь от нас?

— Нет, — произнес отец. — Теперь уж век буду с тобой вековать. Врага-неприятеля мы погубили, пора о тебе с матерью думать…

Наутро, Никита вышел во двор и сказал вслух всем, кто жил во дворе, — и лопухам, и сараю, и кольям в плетне, и пню-голове в огороде, и дедушкиной бане:

— К нам отец пришел. Он век будет с нами вековать.

Во дворе все молчали; видно, всем стало боязно отца-солдата, и под землей было тихо, никто не корябался оттуда наружу, на свет.

— Иди ко мне, Никита. Ты с кем там разговариваешь?

Отец был в сарае. Он осматривал и пробовал руками топоры, лопаты, пилу, рубанок, тиски, верстак и разные железки, что были в хозяйстве.

Отделавшись, отец взял Никиту за руку и пошел с ним по двору, оглядывая — где, что и как стояло, что было цело, а что погнило, что было нужно и что нет.

Никита так же, как вчера, смотрел в лицо каждому существу во дворе, но ныне он ни в одном не увидел тайного человека; ни в ком не было ни глаз, ни носа, ни рта, ни злой жизни. Колья в плетнях были иссохшими толстыми палками, слепыми и мертвыми, а дедушкина баня была сопревшим домиком, уходящим от старости лет в землю. Никита даже пожалел сейчас дедушкину баню, что она умирает и больше ее не будет.

Отец сходил в сарай за топором и стал колоть на дрова ветхий пень на огороде. Пень сразу начал разваливаться, он сотлел насквозь, и его сухой прах дымом поднялся из-под отцовского топора.

Когда пня-головы не стало, Никита сказал отцу:

— А тебя не было, он слова говорил, он был живой. Под землей у него пузо и ноги есть.

Отец повел сына домой в избу.

— Нет, он давно умер, — сказал отец. — Это ты хочешь всех сделать живыми, потому что у тебя доброе сердце. Для тебя и камень живой, и на луне покойная бабушка снова живет.

— А на солнце дедушка! — сказал Никита.

Днем отец стругал доски в сарае, чтобы перестелить заново пол в избе, а Никите он тоже дал работу — выпрямлять молотком кривые гвоздики.

Никита с охотой, как большой, начал работать молотком. Когда он выпрямил первый гвоздь, он увидел в нем маленького доброго человечка, улыбавшегося ему из-под своей железной шапки. Он показал его отцу и сказал ему:

— А отчего другие злые были — и лопух был злой, и пень-голова, и водяные люди, а этот добрый человечек?

Отец погладил светлые волосы сына и ответил ему:

— Тех ты выдумал, Никита, их нету, они непрочные, оттого они и злые. А этого гвоздя-человечка ты сам трудом сработал, он и добрый.

Никита задумался.

— Давай все трудом работать, и все живые будут.

— Давай, сынок, — согласился отец. — Давай, добрый Кит.

Отец, вспоминая Никиту на войне, всегда называл его про себя «добрый Кит». Отец знал, что Никита родился у него добрым и останется добрым на весь свой долгий век.